Зеркало. Автопортрет. 1998.
Холст, масло.
Собрание Челябинской картинной галереи.

 

 



Триптих "Лир".
I. Глостер и Эдгар.
1986 г. Холст, масло.
Собр. Н.Орлова.

 

 



II. Шут.

 

 



II. Лир и Корделия.


Тата: Таточка: Татьяна Ильинична:

Она - дочь известнейшего советского поэта, ученица классика современной живописи Роберта Рафаиловича Фалька и блистательного художника театра Александра Григорьевича Тышлера. В своей книге "Посвящение" она пишет о каждом из них с такой нежностью и любовью:

    ОБ ОТЦЕ -
       "По нему красота - талант,
       По нему талант - многолик.
       Обнаружил один - 
                       ищи другой.
       Ищи в себе всякую ценность.
       Что нашел - твоё".
    
    О ФАЛЬКЕ -
       "серебристый цвет воздуха
           и запах, 
                    запах...
       ...особый запах,
         вобравший в себя
                  и лак, и краски,
       и пожившую мебель, 
       и поникшие
                цветы...
                      ...его жизнь
       без суеты, без зависти,
                         без позы,
       истинная жизнь художника".
    
    О ТЫШДЕРЕ -
       "...он поворачивает полотно.
       И останавливается дыхание,
         как от удара 
             в солнечное сплетение.
       ...пляшущие, звонкие 
       хлопающие
               флаги,
       пляшущие, звонкие хохочущие 
                         скоморохи.
       Женщины - башни,
                  женщины - домики,
       женщины - лунный свет;
                ...города - театры,
       звенящие
             зрячие
                   слепящие
                          холсты...
       ...пришлось людей поднять 
                      на подмостки,
       потому что искусство 
          помещается где-то
              между небом и землей".
    
Ее жизнь - из Этого состоит, в ней - Поэзия, Живопись и Театр.

Ей просто никуда было не деться от культуры, которая уже сегодня стала Историей.

Друзья должны называть ее Татой и никак иначе. Возраст никакого значения не имеет. Но кому можно перейти эту границу - от Татьяны Ильиничны до Таты - решает Она.

В ней удивительное сочетание столичной светской женщины, интеллектуальной личности и открытости в творческой работе во все стороны. Все личные житейские коллизии наглухо заперты и сокрыты за великолепной внешностью. Она так умеет носить свои "бижу", что они кажутся дороже брильянтов.

Ее всегда любили и любят - зрители и читатели, бутафоры и декораторы: У нее вызывают опасение только люди без чувства юмора.

Она азартна. Поле ее азарта - театр.

Она, будто играя, делает такой объем работы, который пришелся бы по силе не одному десятку мужчин. Ее работа нА людях всегда заразительна, полна смысла и одушевлена любовью к тем, с кем и для кого она работает. О той работе, которая требует одиночества, могут проговориться только стихи -

    "...опять рисую
    Нечто, чего не хочу.
    Вроде никто не неволит,
    Вроде по ранам солью,
    Вою, стону от боли.
    Собственно, что происходит?
    Просто сижу на стуле,
    Просто что-то рисую..."

Более чем двадцатилетняя дружба связывает Татьяну Ильиничну с Челябинском, его театрами, его людьми.

В театр драмы пришел новый режиссер, он и привел с собой нового художника. Как-то "несерьезно", на официальный взгляд, новые для города люди брались за дело. Наум Орлов и Татьяна Сельвинская, заняв всю актерскую труппу театра, создавали буффонное полуцирковое зрелище "Иосиф Швейк против Франца Иосифа" по Я. Гашеку. Дебют главного режиссера в те времена требовал чего-то совсем иного. Режиссер рисковал, но задача объединить и расшевелить труппу, утомленную длительными творческими неуспехами, дарила необходимую отвагу. Орлову нужен был не "автор эскизов", даже не просто соавтор спектакля. Нужен был художник, который пойдет в цехи театра, вникнет во все мелочи постановки, будет обсуждать устройство легкого "на просвет" станочка со столярами, искать ткани с портными, примерять костюмы с актерами и ничего не забудет, и ни с кем не поссорится, и все успеет в срок. Труд был каторжным, зато и результат замечательным. Художник созидал воздух, саму атмосферу зрелища. Как воду для рыб наливают в аквариум, так Татьяна Ильинична строила арену, искала кобальтовый тон мундиров для восьми Швейков, придуманных режиссером. И актерам пришлось "поплыть", пришлось маршировать, петь, танцевать, обретая ту самую уверенность, вслед которой приходит успех. Двадцать с лишним лет назад театральный Челябинск был поражен лихими актерскими антре, яркостью, цветностью, самой громкостью спектакля. Не была пропущена критикой и пронзительная нота печали, время от времени возникающая среди сияющего балагана.

Успеха "Швейка" хватило всем - и актерам, и режиссеру, и художнику. А главное, театр ожил, задышал, обрел надежды на будущее.

    "Не принуждай себя бесцельно.
    Остановись, оставь свой труд.
    Дух творчества - само веселье,
    Его единственный приют".
Каждый приезд Татьяны Ильиничны в Челябинск с тех пор созидает этот изменчивый волшебный "приют" духа творчества. С нею вместе порог театра переступает некая тайна. Наверное, даже она сама не отдает себе отчета в том, сколько добрых и подлинно творческих нитей связывает ее сегодня с челябинцами. Родился какой-то особый объем отношений, где важно все - как она говорит, что делает, какими средствами получает результат. "Тата приехала!" - говорят в театре, радуясь возможности с ней работать. Сколько людей в наших театрах обязаны ей более, чем профессиональными навыками.

Как определить то, что несет с собой талант художника? Это и точное чувство художественных стилей, и видение нюансов, оттенков цвета. Ведь художник видит их в сотни раз больше, чем обыденный человек. Там, где мы говорим "синее небо", художник поймет и соберет все рефлексы земли на небесах и найдет им место в своей живописи:

    "Мешаю краски сочно, густо,
    Чтобы не только запах - хруст
    Расцветших лепестков услышать..."

продолжение...






Содержание Windows-1251 KOI8-r ISO-8859-5 Предыдущая статья Следующая статья

Copyright © 1998 ЗАО "ИНТЕРСВЯЗЬ"
Размещено на www.chelpress.ru
По вопросам web-версии писать на webmaster@chelpress.ru
Copyright © 1998 ЗАО "АвтоГраф"
Ссылка на журнал "Автограф"
при перепечатке обязательна.