20-10-2005


Долгое прощание с лесопарком

Челябинский бор, памятник природы, исчезнет через 180 лет

Позвонила Ирина Александровна Минакина, одна из тех, кто имеет обыкновение прогуливаться в лесопарке по "пенсионерской тропе", недоумевает: почему самосвалы завозят в лес щебень и вываливают его за памятником Курчатову? Щебень и сосны в ее сознании не совмещаются никак.

Приехала лесничий Роза Николаевна Брюхова: она настаивает на том, что конный клуб "Гармония" не гармонирует с городским бором, памятником природы, который и без того находится под прессингом.

Звонят, приходят и пишут в редакцию другие защитники Шершневского лесопарка.

Сегодня я им отвечаю.

Уважаемые челябинцы!

Если вы хотите знать, уничтожить наш городской бор очень непросто. За год или за десятилетие с этим не управиться. Требуются огромные усилия и весомые вложения, чтобы снести с лица земли такой бор, как наш. Так что он простоит еще довольно долго. По моим подсчетам, городской лесопарк погибнет через 180 лет, то есть к 2185 году. Не позже, но, не исключено, раньше.

Я исхожу из того, что в середине XVIII века наш бор занимал 25 кв. км, а это 100 кварталов. Через двести лет площадь бора сократилась до 15 кв. км, а это 60 кварталов. Получается, что территория соснового леса уменьшалась на 0,2 квартала в год. В последующие десятилетия темпы захвата возросли до 0,3 квартала. Простые арифметические действия выявляют: 49 оставшихся кварталов город захватит за 180 лет.

Это катастрофа? Не думаю. Разве мы испытываем угрызения совести по поводу того, что бор теперь вдвое меньше, чем был? И наши потомки через двести лет вполне спокойно попрощаются с бором и забудут о нем. Впрочем, возможно, под давлением неспокойной части общественности где-то на возвышенности Челябинск поставит огромную бронзовую сосну - на память о лесопарке. Так сказать, памятник - памятнику природы.

А что печалиться? Попользовались бором триста лет - и на том спасибо.

Вы знаете, от чего погибнет наш бор? Нет, не от ненависти. В Челябинске не найти ни одного человека, который бы ненавидел бор. Его любят - все. И он погибнет от любви.

Кого ни возьми из тех, кто намерен что-то построить, все хотят - куда? Если не в бор, то поближе к нему. Мы - к нему, а он - от нас. Мы - еще ближе, он - еще дальше. Сосенка за сосенкой, полянка за полянкой - на целый километр оттеснил город сосновую стену к западу. Фронт наступления Челябинска на сосны протянулся на всем протяжении лесопарка с севера на юг, но особенно агрессивен его участок от улицы Коммуны до улицы Худякова. Здесь город врезался в зеленый массив "свиньей" как раз с конным клубом "Гармония" на острие. Однако, если быть тщательно справедливым, то надо сказать, что новые застройщики норовят шагнуть дальше "Гармонии". Если так пойдет и впредь, то через 180 лет Челябинск перевалит через весь бор и уже за ним выйдет на рубеж реки Миасс у Шершневской плотины. Пока же он придерживает наступление на главном направлении, окружая бор с севера, чтобы у поселка Шершни зайти к нему в тыл с запада. Ничего не скажешь: стратегическая операция на два века!

В один из благословенных октябрьских денечков я прошел вдоль улицы Лесопарковой от улицы Худякова до памятника Курчатову. Должен вам сказать, что на улице Лесопарковой от леса и парка остались две сосны - они сиротливо стоят в размеренном ряду тополей. Вы ошибаетесь, если предполагаете, что я шел, погруженный в лесную тишину, обдуваемый сосновыми фитонцидами. На улице Лесопарковой стоит несмолкаемый грохот с уханьем и лязгом. Улица Лесопарковая лихорадочно строится в элитном стиле. У опоры ЛЭП возводится коричнево-фасадный и зеркально-стеклянный комплекс неизвестного назначения. Рядом отыскалось местечко, под проводами ЛЭП, для летнего ресторана "Хутор". В глубине леса стоит спортивный комплекс "Полет", рядом с ним выше деревьев поднял антенны радиоклуб.

Дальше, до самого троллейбусного кольца, лесная полоса еще не застроена, но до поры до времени.

Справа "от Курчатова" строится легкоатлетический стадион - траншеи, вздыбленный грунт, искромсанные корни... Не сказать, что ограда стадиона вплотную примыкает к сосновой стене, она полонила и часть деревьев. Здесь лес отступит очень скоро.

За этой стройкой, уже в лесу, - голубой манеж теннисного клуба "Лесной". Тут же старая лыжная база, скромница из прошлых лет. Еще дальше - некий пейнтбольный клуб, а вдоль него в глубь леса тянется широкая просека с фонарными столбами - к мелькомбинату. У открытого шлагбаума - щит, якобы запрещающий проезд.

Что касается парка культуры имени Гагарина, то это уже не лес. Это - город. Это не поляны в лесу, а огромные, закатанные в асфальт или покрытые плиткой площади, на которых изредка попадаются обреченные сосны. Лес тут - временная декорация.

Кто-то мне возразит, что застраивается не лес, а его плешины. Да, но на плешинах могли бы подняться не манежи и комплексы, а молодые сосенки.

Кто-то приведет другой довод: где же еще строить стадионы, манежи, профилактории и спортивные базы, если не в лесу? Да, но без меры начиняя бор оздоровительными и увеселительными комплексами, мы укорачиваем его век. Лес давно уже стонет, но мы ничего не слышим. Мы его любим, но слепо и глухо.

Есть довод, с которым соглашусь: наш лесопарк погибает не только от застройки. Деревья губим все мы, входящие под их зеленые своды. Это мы вытоптали сотни километров троп, которыми бор испещрен вдоль и поперек, это мы утрамбовали хвойный покров, выставив наружу корни, мы извели подгон, подрост и подлесок.

Впрочем, не надо истерик, акций протеста и воззваний о спасении. Успокоимся. Лесопарк обречен. Он погибнет. Что ж, проживет Челябинск и без лесопарка. Вспомним, сначала был большой-большой бор и рядом маленький-маленький городок. А теперь? Теперь все наоборот. Это хорошо или плохо? Согласимся: маленькому бору не уцелеть рядом с большим городом. Все - против бора. Вроде бы все - за человека, но - против бора. Успокоимся. Смиримся. Ничто не вечно под луной.

Простите, я - серьезен, и если в мою речь проникла ирония, то, поверьте, в ней только горечь и безысходность.

Еще раз извините, Михаил ФОНОТОВ

P.S. Ирина Александровна, я там был - за памятником Курчатову, где прокладываются какие-то гравийные дорожки и засыпаются какие-то гравийные площадки. Дело не в том, что нельзя завозить в бор щебень и гравий. Что его надо отгородить от человеческого вмешательства. Наверное, без вмешательства не упорядочить пешеходную стихию. Лес за памятником вытоптан в пыль и в пудру. Это какая-то пустыня в лесу. Это ужасно. Так и хочется сказать: туда я больше не ходок...


Поиск В начало
Размещено на сервере www.chelpress.ru
webmaster@chelpress.ru