20-10-2005


Пирровы победы Михаила Малышева

Известный кардиохирург против мифов официальной медицины

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Челябинск

Только что ему рукоплескала Барселона. Михаил Малышев и его сотрудники стали единственными представителями России, выступившими с докладом на международном форуме кардиоторакальных и сосудистых хирургов. Более тысячи ведущих специалистов со всего мира собрались здесь, причем более ста хирургов из России. Но для выступления был отобран лишь доклад челябинцев. Руководитель центра хирургии сердца рассказывал об уникальной операции, которую его врачи сделали женщине с саркомой левого предсердия, заменив его гомографтом (органом, взятым у погибшего человека).

Между тем в родном Челябинске кардиохирургический центр, возглавляемый Малышевым, лишили возможности пользоваться площадями железнодорожной больницы, в которой он проработал 13 лет, по сути, выставили за дверь. А лабораторию биологических тканей, поставляющую центру материалы для трансплантации, закрыли полгода назад, лишив лицензии.

Мы встретились с Михаилом Малышевым сразу после его возвращения из Испании.

Цветочный тупик

- Я благодарен Эдуарду Акоповичу (Э.А. Рыбин - главный врач горбольницы N 8. - Н.Ч.) за то, что выручил, приютил нас. Зав. отделением сосудистой хирургии больницы, Сергей Петрович Зотов, отдал нам свою операционную. И вот спустя две недели мы снова оперируем каждый день.

- Михаил Юрьевич, разве такое вообще возможно: известный центр, где на два месяца вперед расписана очередь больных, выкинут на улицу?

- Существуют разные способы изгнания. Один - отказ от операций, выполняемых бесплатно железнодорожникам, причем судьба пациентов при этом совершенно не принимается в расчет. Как раз сегодня у нас прооперирована железнодорожница, которой пришлось самой оплачивать операцию. Другой способ - назначение заведомо огромной арендной платы, которую предприятие не в состоянии заплатить. Все это совпало с реорганизацией дорожной больницы в негосударственное учреждение здравоохранения (так называемое НУЗ). Но, по сути, ничего не поменялось, так как контрольный пакет акций остался у государства, больница - это федеральное имущество, а никак не частная клиника, как ее воспринимают руководители. Бог им судья!

Чувствуя, что происходят такие вещи, я еще полгода назад начал подбирать для нашего центра помещение. Но недвижимость баснословно дорога. Удалось купить двухэтажное здание лишь в Металлургическом районе. Оказалось, чудесное место в частном секторе: яблони, тишина, благодать. Северо-западная роза ветров уносит все выбросы ЧМЗ, воздух замечательный. Улица называется Цветочный тупик.

- Значит, центр хирургии сердца теперь надо искать в Цветочном тупике?

- Нам пока хотя бы с хорошим теплом уйти в зиму. А в перспективе планируем надстроить 3-й этаж и открыть полноценный хирургический стационар на 30-40 коек. У нас будут две операционные по 47 квадратных метров, огромная реанимация на восемь коек. Это будет не только кардиохирургия, но и хирургия сосудов, печени... Я бы сам в жизни на это не решился. Видимо, не было бы счастья, да несчастье помогло.

Прораб в белом халате

- А кто руководит вашей стройкой?

- Я и руковожу. Когда земля горит под ногами, выбирать не приходится. Я понял: если ты сумел разобраться в сердце, то уж в строительстве как-нибудь разберешься. Помыкался по стройорганизациям, деньги там нужно платить огромные, и сформировал собственную бригаду, а узких специалистов приглашаем.

- Когда же вы оперируете?

- Я временно не хирург, а прораб, целыми днями занимаюсь организацией строительства. Кроме того, непосредственно стройка - это одно, а вот оформление бумаг на это строительство - это... И тянется все бесконечно... Потому стройку взял на себя. А оперируют мои коллеги Александр Сафуанов и Игорь Гладышев - это хирурги-асы, которые обеспечивают выполнение более 200 сложнейших операций в год, вместе с остальным коллективом зарабатывая деньги для строительства. Все мы пришли из областной больницы. И за все эти годы врачебно-сестринский коллектив (7 врачей и 14 сестер) не менялся - это моя гордость. Иногда мне кажется, это какой-то дар, а я его так жестоко эксплуатирую.

- Михаил Юрьевич, в ваш центр стекаются самые тяжелые больные?

- Безусловно. Челябинск - город уникальный в плане сердечной хирургии, у нас много центров ею занимаются: областная больница, третья городская, наш центр и теперь еще дорожная больница. В Екатеринбурге, где всего один центр, в 2004 году сделана почти тысяча операций на сердце. И у нас в Челябинске - то же количество, только в разных больницах. В нашем центре стоимость операций достаточно велика, ведь мы полностью на хозрасчете, все обеспечивается средствами больного. Поэтому мы работаем с теми пациентами, кому отказала государственная медицина. Это тяжелые больные с аневризмами, кардиомиопатиями, опухолями сердца, пожилые люди или те, кому требуется повторная операция. У нас оперируются не только челябинцы, но и пациенты из области, Оренбурга, Кургана, Уфы, Екатеринбурга, Иркутска. Половина наших пациентов из Магнитогорска.

Частная - значит опасная?

- Позвольте некорректный вопрос: раз клиника у вас частная, то самое главное для нее все-таки не больной, а его деньги?

- Общественное мнение у нас закостенело: частная медицина - значит плохая, корыстная и очень опасная. И вы, журналисты, непрерывно муссируете этот миф. Посмотрите Первый канал: незаконно взяли деньги, использовали кетамин, изуродовали лицо - все это частные врачи, которых если не посадят, то уж осудят. Какова же альтернатива? Государственная медицина? Но это еще больший миф, что государственное здравоохранение может быть эффективным. Управление здравоохранением, не опирающееся на инициативу врача и его стремление к первенству, превращается в "черную дыру", в которой безрезультатно исчезают огромные материальные средства. К тому же мы склонны предъявлять завышенные требования к частному врачу, хотим, чтобы за прошедшие 10-15 лет частная медицина достигла западного уровня, а к государственному здравоохранению требований вообще нет. Что с него возьмешь, как говорится, "лечиться даром - даром лечиться". Но при этом мы забываем, что лечение в государственной больнице никак нельзя назвать бесплатным, что огромные бюджетные деньги вваливаются в неэффективные жернова государственной медицины и какими бы еще более огромными они ни были, всегда их будет не хватать, и этим будет объясняться ее неэффективность. Просто обман при этом касается всех, а не одного человека, столкнувшегося с недобросовестным частнопрактикующим врачом. Мне кажется, развал государственного здравоохранения вступает в последнюю фазу.

- Почему? Плохое оснащение, мизерные зарплаты? Или огромные теневые деньги, которые пациент платит отнюдь не в кассу?

- На мой взгляд, одной из главных причин является то, что все годы реформ реформировались любые сферы общественной жизни, кроме здравоохранения. Приватизация коснулась всех отраслей хозяйства. Медицина же оказалась за бортом реформирования, так как казалось, что "покушение на основы" может закончиться социальной катастрофой. И любая власть, включая нынешнюю на всех уровнях, не трогает эту "священную корову". Вот и получили мы медленно угасающий реликт советской эпохи, именуемый государственным здравоохранением.

Конечно, попытки изменить ситуацию коренным образом были. Понимая, что для повышения эффективности государственной медицины она должна стать субъектом рынка медицинских услуг, были созданы основы страховой медицины. Но ее принципы работают лишь в сфере так называемых добровольных программ медицинского страхования, занимающих мизерную часть в финансовом потоке на здравоохранение. Программы же обязательного медицинского страхования, имеющие огромные денежные средства в своем распоряжении, остаются лишь механизмом дележа денег между государственными учреждениями на основе все тех же советских койко-дней, оборотов койки, числа посещений в поликлиниках и т.д.

Но дело не только в этом, дело в головах врачей и их взглядах. Лечащий врач, хирург не может быть вассалом своего руководителя, главного врача больницы. Он должен быть полностью освобожден, как это сделано во всем мире. А отношения его с администрацией - сугубо партнерские, больница обеспечивает его всем необходимым, а он оперирует в разных клиниках. При таком раскладе пациент сам выбирает своего доктора. Врач-Творец не может быть штатной единицей, у которой руки заняты бесконечным заполнением бумаг, списанием таблеток, добыванием окон и унитазов, бюрократической рутиной. Настоящий врач должен каждый день идти вперед, а он стреножен, как конь, чтобы не убежал. Освобождение врача - еще одно условие коренных перемен в государственной медицине.

Больной или деньги

Но давайте вернемся к вашему вопросу о деньгах на примере частных клиник Челябинска. Возьмите офтальмологический центр доктора Шаимовой - даже специалисты признают: да, там представлено все самое лучшее для больного. Второй десяток лет живет и успешно развивается центр "Пластэс". Мы также ориентированы, прежде всего, на результат у больного. Случается, пациент приходит к нам второй раз - и мы делаем бесплатную операцию. Понимаете, это не через деньги опосредуется.

- Я бы и рада поверить вам, но первыми частными клиниками в Челябинске стали стоматологии. Сколько мы видим там откровенного добывания денег!

- Тогда сравните, что в государственных стоматологиях в это время делается! Ассортимента никакого. Зато огромные очереди. Касаясь кардиохирургии, к примеру, наш центр имеет прямые контакты с Бразилией, страной с высоко развитой кардиохирургией, где мы покупаем все, что необходимо конкретному больному. Посмотрите, что есть у государства, одни механические протезы, которые производятся российскими заводами в течение четверти века. Вот вам и отличие. Если мы поставили задачу, у нас есть все возможности ее информационного и материального обеспечения. Мы получаем все мировые журналы, которые существуют в области кардиохирургии. В нашем распоряжении иностранные библиотеки, где мы заказываем необходимые нам статьи. В конце концов мы в состоянии оплатить исследование конкретной проблемы.

Вот сейчас мы получили приглашение сделать доклад на интернациональном конгрессе по ишемической болезни сердца (ИБС) в Стамбуле. Каждые два года он собирается, чтобы отследить, что нового произошло в лечении ИБС - от профилактики до хирургии. Организаторы конгресса заметили нашу работу по ангиопластике главных коронарных артерий, опубликованную в Европейском журнале кардиоторакальной хирургии, и предложили сделать сообщение на эту тему. Изолированное поражение коронарных стволов встречается крайне редко: всего от 0,3 до 3 процентов от всех случаев ИБС, но протекает крайне тяжело. Как правило, страдают от этого заболевания пациенты молодого возраста. В государственных клиниках таким больным обычно делают множественное АКШ, накладывая шунты на каждый пораженный сосуд. Но это лишь временно облегчит состояние. Мы же полностью восстанавливаем просвет сосуда, расширяя его заплатой (так называемая ангиопластика), то есть наша операция носит реконструктивный характер и является окончательной. Нами прооперированы 14 таких пациентов, и все они живы. Что же касается опухолей (тема доклада Малышева в Барселоне. - Н.Ч.), то для наших пациентов, не имеющих возможности трансплантации сердца, - это жизненно важный выход. Мы прооперировали еще одного больного из Оренбурга с рецидивом доброкачественной опухоли сердца, заменив ему предсердие. Пока результат положительный.

- Михаил Юрьевич, но ведь это сенсация, а вы говорите о ней так буднично.

- Дело в том, что в Челябинске на базе горбольницы N9 десятилетие существовал центр забора биологических тканей под руководством Алексея Батанова. Он и поставлял нам гомографты не только при онкологии сердца, но и для трансплантации аорты (здесь больных значительно больше). Но с марта центр закрыт, потому что согласно законодательству не может находиться на базе муниципальной больницы, он должен размещаться в федеральной. Вот вам российские "чудеса": страдают и погибают не только наши больные, но и больные профессора Пышкина с заболеваниями печени и многие другие. Но центр не работает, и материалы для жизненно важных операций взять негде.

- А как же вы спасли тех четырнадцать молодых людей? Где брали материалы?

- Это наша принципиально новая методика: для того чтобы не было отторжения и тромбообразования, для пластики коронарных стволов мы успешно используем заплаты из собственной легочной артерии больного. Доклад об этом мы делали на международном форуме кардиоторакальных хирургов в Вене в 2003 году.

- Значит, нынешняя победа в Барселоне - не первый ваш выход на мировой уровень?

- Это в принципе редко кому из россиян удавалось, мы с 1995 года посылали доклады, их не принимали: в них не было принципиальной новизны.

Попасть в Вену было особенно сложно: выбор был из нескольких тысяч сообщений со всего мира. И, конечно, это был очень серьезный профессиональный успех. Но он, в отличие от Барселоны, остался совершенно не замеченным ни коллегами, ни прессой, был просто обойден молчанием. Успех вопреки всему, как и все эти тринадцать лет существования нашего центра. Борьба, борьба, тяжкий каждодневный путь преодолений.

ООО "Центр хирургии сердца"

n Первая и единственная частная клиника кардиохирургии в Челябинске. Создана в 1992 году учениками и сыном знаменитого профессора Ю. И. Малышева после его смерти

n Хирурги центра выполняют более 200 операций в год, многие из которых уникальны. Возраст пациентов: от 1 месяца до 76 лет

n Здесь впервые в Челябинске сделано замещение гомографтом пораженного аортального клапана, коррекция сложных врожденных пороков сердца с применением легочноартериального гомографта, аортокоронарное шунтирование (АКШ) без искусственного кровообращения

n В 1998 году впервые выполнена ангиопластика коронарных артерий. В центре сделано 16 сложнейших операций Росса

n Несмотря на тяжелое состояние больных и большой объем операций, осложнения здесь - большая редкость, а летальность составляет меньше 1 процента.


Поиск В начало
Размещено на сервере www.chelpress.ru
webmaster@chelpress.ru