Возврат на главную страницу номера

-------------------|На пару слов|-------------------

назад дальше
Павел Беньяминович Рабин

"Точка кристаллизации".

В офисе у Рабина аквариум. Там среди других плавает большая неоново-фиолетовой окраски рыбина. В холле здания, где расположен штаб инвестиционно-финансовой группы " РабиКом", у входа в престижную игрушку Павла Беньяминовича - кафе " Робин-Бобин" - еще пара аквариумов и небольшой террариум, где, в частности, обитают две игуаны - экзотические ящерицы: самец пронзительно изумрудноц окраски и самочка с фосфорецирующей салатной оболочкой.

Мы стоим с Рабиным у аквариума. и я чувствую, что между мной и главой " РабиКома" тоже стекло. Еще потолще, чем аквариумное. Он для меня тоже явление экзотическое, малоизученное, хотя, в отличие от завезенных издалека обитателей земноводных сооружений с их модным у нынешней молодежи " кислотным" окрасом, Павел Беньяминович Рабин - пятидесятиоднолетний мужчина с благообразной внешностью, причем, местного, конкретно-магнитогорского происхождения.

И все же он для меня загадка. Дело в том, что по мнению социологов и психологов, да и по моим личным наблюдениям, нынешние пятидесятилетние, для которых перестройка грянула в их сорокалетие, - самое потерянное для общества поколение. Их молодость, наиболее активный зрелый возраст пришлись на застойное время, гасившее любую инициативу, время, в которое хотя бы попытка сделать шаг в сторону от предназначенного сверху ( не небесными, а земными властями) пути рассматривалась как побег со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Причем, особенно это сказалось на огромном количестве неплохо образованных научно-технических кадров, как в резервации, загнанных в проектные институты и вынужденных не столько работать, сколько имитировать бурную деятельность. Здесь способности мыслить самостоятельно и, тем более, действовать на свой страх и риск засыхали на корню, не успев развиться.

Рабин, как ни странно, выходец из них.
- Расклад общества у нас в стране уже определился, - это говорит Рабин, - и, как во всем мире, созрел и в настоящий момент действует некий средний класс. Он еще себя не осознал. Есть группа средних и мелких бизнесменов. их жен, детей... Есть некий менталитет среднего класса - это не маргиналы, но и не богачи типа Березовского, не " новые русские" из анекдотов. Это люди, уверенные в себе, у них есть ясно проглядываемое обеспеченное будущее, они много работают и могут позволить себе то, что еще пять-десять лет назад казалось невозможным... Каждый из них представляет свои возмоности и перспективы, но ощущения себя как части некой новой общности у них пока нет. Должны появляться некие точки кристаллизации, где эти отдельные индивидуумы смогут осознать себя тем, что я называю средним классом.

К чему он клонит на этот раз? За время нашего знакомства с Рабиным ( а это года четыре, не меньше) я была посвящена во многие замыслы главы " РабиКома". И каждый раз воспринимала их весьма скептически, потому что они, как правило, казались мне не своевременными, поскольку все вокруг шатко и валко, законы появляются как из бутылки злого джина ( волшебника. а не напитка, впрочем, часто кажется, что законы эти могли возникнуть лишь в чьей-то разгоряченной градусами голове). Государство наше, родное и бесконечно любимое, похоже, только и ждет появления какой-либо инициативы. чтобы тут же прихлопнуть, теперь уже действуя не идеологическими запретами, а загоняя размечтавшихся бизнесменов в экономические ловушки.

В этих условиях наиболее понятны мне те, кто правдами-неправдами урвав от общества кое-что себе на виллу с " Мерседесом" и детишкам на молочишко, линяют отсюда в более благоприятные для деловых людей края.

Рабина жизнь била неоднократно. Но он, потерпев неудачу, не теряя времени на оплакивание потерь, начинал что=то новое, тем более, что правило не складывать все яйца в одну корзину выручало: что-то из задуманного обязательно оказывалось уцелевшим, дающим прибыль и позволяло начать что-то еще с нуля.

- Так вот, - продолжает Рабин, - о самоопределении среднего класса. Мы, " РабиКом", тоже являемся представителями среднего класса и хотим, заботясь. естественно, прежде всего о себе, не обойти открывающуюся новую нишу. Я говорид о точках кристаллизации, которые могли бы стать местом объединения людей одного приблизительно уровня жизни. Одним из таких мест может стать наше кафе " Робин-Бобин". Мы, естественно, изучаем состав посетителей. Бомжи, алкоголики, понятно, сюда не ходят. Пенсионерам, к сожалению, наше кафе тоже не по карману. Ну и очень богатые челябинцы его тоже минуют, у них свои тусовки. А вот те. что относятся к предполагаемому среднему классу. их жены и дети - наша основная клиентура. Каждый день семьсот-восемьсот человек этого уровня достатка посещают " Ролин-Бобин".

Это, пожалуй, уже достижение. Если люди регулярно приезжают с разных концов города. чтобы пообедать или поужинать в приятном им месте в окружении себе подобных, значит, действительно что-то сдвинулось в нашем трудно разворачивающемся обществе.И Рабин это уловил раньше других, создавая свое русско-турецкое кафе.

- Но если наш круг посетителей становится постоянным, - продолжает Рабин, - надо задуматься о том,чтобы предложить им более широкий спектр услуг. Организация отдыха, развлечений, расширение кругозора... Встречаясь друг с другом по разным поводам они почувствуют себя гораздо увереннее и сильнее, чем сейчас.

Кафе. перерастающее в подобие клуба, и ставшее отправной точкой для объединения тех, кому суждено стать в нашем недалеком будущем " третьим сословием".
Ну-ну...
А глава " РабиКома" продолжает:
- У таких людей появляются сравнительно небольшие, но все же свободные деньги, которые они хотели бы безопасно и прибыльно вкладывать. Пока они увозят эти деньги за границу, чтобы там полежали. Лежат деньги за рубежом очень неэффективно. А здесь уже сегодня создана достаточно нормальная обстановка для защиты и очень хорошие условия для взращивания этих денег. Чтобы работать с крупными и надежными структурами, сумм имеющихся у этих людей, маловато. И мы сейчас разрабатываем и внедряем систему управления свободными денежными средствами с использованием рынка корпоративных акций, терминалов Российской Торговой Системы. Можно небольшие суммы на уровне двадцати-пятидесяти тысяч долларов вкладывать на очень короткие сроки - два=три месяца с хорошей доходностью.
- А чего ради они будут вкладывать? - спрашиваю Рабина.
- Наращивать, - отвечает он, и в голосе явное недоумение: перед ним человек, который не понимает простой, жизнеосновополагающей истины, - Ну деньги, свободные, куда их девать? Деньги должны делать новые деньги.

Опять стекло между нами. Про свободные деньги мне лично говорить трудно, для меня это что-то теоретически существующее, но по практике неведомое. Допускаю, что у многих они есть.

Что движет Рабиным, стремящимся объединить определенного жизненного уровня людей в некую общность, повязав их друг с другом прежде всего финансовыми интересами?

Отголосок молодости, проведенной в стенах проектного института, где от нечего делать главным приложением сил были клубы по интересам: книголюбов, киноманов, авторской песни и т.д.? И цель - создание такого же клуба родственных душ, но с новым объединяющим фактором - деньгами? Или аукнулись сидящие в глубине души каждого интеллигента окуджавские строки: " Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке?

А может быть, трезвый расчет прагматика, четко рассчитавшего, что выжить нашему гипотетическому пока среднему классу удастся только " держа и вздымая друг друга"? Что, впрочем, очень перекликается со строчками Окуджавы.

А может ( почему не предположить), Рабину просто нужна база для очередного проекта ( создания крупного универсама, рассчитанного на вкусы и возможности все того же нарождающегося среднего класса), и он собирается таким образом заранее организовать себе покупателей? Разумно, ничего не скажешь...

Наверное, не случайно кукла-неваляшка " Ванька-встанька" появилась в России. Ведь по моим разведданным еще недавно у " РабиКома" были серьезные денежные затруднения. Сам Рабин из этого, впрочем, секрета не делает.
- Да, были долги. Почти со всеми рассчитались.

Наверное, это так, поскольку в разговоре об одном деле, промелькнуло: " Экономическую часть мы вообще отстраняем..."

Такую фразу может себе позволить лишь бизнесмен, крепко стоящий на ногах.

... Нестерпимо фиолетовая красавица за стеклом широко раскрывала рот, жадно заглатывая очередные порции воды. Когда мы видим рыбу в воде, кажется, что она задыхается, так судорожны движения зияющего рта и пульсирующих жабер. А она просто дышит в привычной, естественной для нее среде.

Ирина Моргулес, " Вечерний Челябинск", специально для " ТТ"

-------------------|ТИП - ТОП|-------------------

Russian LinkExchange Advertising Network
Russian LinkExchange Member