Возврат на главную страницу номера

-------------------|Слово за слово|-------------------

назад дальше
Крылья

Крылья

Название не новое, а в свете модного ангелизма, захлестнувшего экраны и подмостки западного мира, и вовсе затертое. Хотя для меня крылья - это мелодия, вызывающая вибрацию настроения. Первая миниатюра под таким названием появилась в репертуаре Магического Театра " Белый Козел" два года назад. Это была очень короткая зарисовка, основанная на впечатлениях от японского искусства. Последний год я работал с труппой из Швейцарии "Le Guignol a Roulettes" над новой постановкой. И опять " Крылья". Это не история воздухоплавания и не орнитологическое исследование, а рассказ о маленьком существе, которое умело летать, но потеряло этот талант. В финале спектакля лишь крылья смерти напоминают об этом. На западе принято - если ты посещаешь общественные мероприятия, тебе вместо билета ставят на руку штамп, дескать, оплачено. Мы тоже ставили при входе такие штампы. И у зрителя на руке оставался вопрос: " Где ты потерял свои крылья?". Этот вопрос и являлся основной мелодией нашего спектакля. Хотя прежде всего это вопрос к себе. Вопрос, который объединяет черный сонм других " почему?"

Почему мы с такой легкостью расстаемся с правом выбора? Почему талантливый человек зависит от бездарностей? Почему, страна, в которой мы живем, как замерзшая вода, никуда не движется? Почему, почему, почему... Все ответы на вопросы возникают из аналогий, воспоминаний, сравнений.

До недавних пор государственные ведомства в нашей стране, отвечающие за развитие культуры, назывались управлениями. И все было ясно - культурой должно и нужно управлять. И хотя вывески поменяли, управленцы остались, психология не изменилась. У нас чиновник дает деньги. Не распределяет, и тем более не отвечает за их распределение, а дает. Причем дает тому, кто ближе и кто глаже. И нет независимых фондов, нет новой государственной политики. Я часто беседовал с моими коллегами в Америке, Франции, Германии, Швейцарии о наших внутренних проблемах. Где находят деньги, как арендуют помещения, и просто как живут? В сан-Франциско три военные базы, освободившиеся в годы горбачевского разоружения, были отданы в аренду молодым независимым труппам и художникам. Это не развалившиеся ангары в глубине тундры, а прекрасные помещения на берегу залива. Во Фрибурге ( Швейцария), городе с населением в сорок тысяч человек - три культурные зоны. Так называются высвободившиеся производственные комплексы в центре города. В них сосредоточены практически все театры, концертные и танцевальные площадки, мастерские художников, фотографов. Фанат идеи создания подобного центра современного искусства в нашем городе - Лев Гутовский - долго пытался заполучить здание бывшей ткацкой фабрики, пока она успешно не сгнила на глазах у всего города. Теперь та же участь, видимо, ожидает дворец " Монолит". Та же, а может, чуть иная: слышно, там будут бани с оздоровительными процедурами...

Хотя не надо идеализировать запад. Несколько лет назад в том же Фрибурге на общегородском референдуме решали, что городу нужнее: стационарный театр или каток. Все единодушно проголосовали за каток. Поэтому театра в нашем представлении - с портиками и колоннами - там нет. Но есть несколько прекрасных площадок, укомплектованных новейшей световой и звуковой аппаратурой. Технические возможности подобных площадок позволяют приглашать и балетные труппы, и маленькие кукольные представления.

Совсем иные отношения художника с чиновником. Однажды я стал свидетелем такого случая. На фестиваль в наш город приехали несколько швейцарских трупп и тамошние официальные лица. Поздно ночью автобус должен был развозить их в разные концы города. Руководил этой акцией наш чиновник, который недолго думая, как у нас принято, решает сначала отвезти официальную делегацию, а затем - остальных. Тогда один из актеров встал и вежливо объяснил, что они приехали сюда работать и именно актеров необходимо сначала отвезти в гостиницу. Могу ли я так возразить нашему чиновнику? Могу! Но... Или другая ситуация, когда швейцарский чиновник объяснял, как жестко контролируется его деятельность налогоплательщиками. Каждый раз, выходя из офиса, он обязан оставить запись у секретаря, куда он идет, с какой целью и когда вернется. Любая попытка контроля нашего чиновника расценивается как личное оскорбление и подрыв государственной политики. Подрыв политики, которой не существует.

На мой взгляд, проблема культуры в нашей области не в отсутствии финансирования, чем научились козырять наши чиновники, а в нежелании и неумении что-то менять. По моему мнению, необходимо менять структуру организации театра. Сама модель внутренний взаимоотношений в театре должна измениться. Система административного подчинения, а не морального авторитета внутри театра, была жизнеспособна лишь внутри государства с подобной системой взаимоотношений. Пример, который мне известен не понаслышке. Театр кукол. Наверное, самый интересный в нашей стране ( внутри жанра) в 80-е годы. Система взаимоотношений в театре строилась на жесткой дисциплине и безусловном подчинении. И все было прекрасно, пока не рухнуло социалистическое государство. Стало невозможно управлять старыми методами. Режиссер покидает созданный им театр. И тогда начинается самое страшное - актерская анархия. Ведь способ мышления актера - процесс очень своеобразный и в корне отличающийся от здравого мышления. Актерский коллектив начал тасовать колоду из директоров, режиссеров. Сильный режиссер в театр прийти не мог, а молодому не дали бы вырасти. Ведь его окружали заслуженные и маститые актеры. Теперь театра как творческого коллектива нет, и, похоже, это никого особенно не волнует.

Театр всегда будет интересен, если его создает личность, но для этого нужна самая малость - сама возможность создания театра. Я говорю не о разрушении старой структуры. Существование крупных стационарных театров - это безусловное достижение, которое необходимо сохранить. Хотя даже гораздо более богатые и благополучные страны не могут себе это позволить. Один из крупнейших театральных центров в Швейцарии - театр в Лозанне - имеет два зала на сто и триста мест. Я смотрел спектакль Питера Брука в большом зале, заполненном на треть. Хотя за месяц до этого тот же спектакль гастролировал в Москве и собирал пятитысячные залы.

И здесь я хочу ввести новый термин: " периферийный театр", где периферийность - не принадлежность к провинции, а некое новое течение внутри культурной жизни. Это балансирование на грани разных жанров. Наиболее яркие театральные впечатления для меня за последние годы - это постановки, не укладывающиеся в общепринятые определения театра. Могу назвать лишь некоторые: уличное представление художников из Голландии " Dog's Troup" или спектакль Шаша Хигби в Сан-Франциско или Хорта ван Хойе с ее бумажными монстрами. Словом " театр" ( в принятой у нас терминологии) это назвать нельзя, но, безусловно, это живое искусство. Работа подобных трупп является благодатной почвой для идей, которыми питаются традиционные театры. Т.е. это своеобразная лаборатория, где создаются новые алхимические формулы и гремучие смеси. Все это возможно благодаря существованию системы поддержки подобных трупп.

Основное отличие - это финансирование не учреждений, а творческих проектов. Да и сама система финансирования более независима. Благодаря многочисленности независимых фондов и удаленности их от рук чиновников. Не может творческим процессом управлять чиновник, пусть даже в скрытой форме, посредством распределения денег, ведь искусство невозможно без провокации эстетической, политической, подрывающей устои морали. Поставив несколько спектаклей как художник в театрах нашего города, которые даже в официальном названии представляются как экспериментальные, с полной ответственностью могу сказать, что они таковыми не являются. Ведь невозможно сразу и кусать, и облизывать руку, которая тебя кормит!

То, что я называю " периферийным искусством" в нашем городе, будь то действа Льва Гутовского или живые фрески на рисовой бумаге Александра Данилова - это попытка художника или музыканта завоевать новое пространство, и чаще всего таким пространством является театр с его универсальностью и демократичностью. Часто можно услышать сетования, дескать, театр не интересен, разговоры о кризисе театра. Мой ответ прост: неинтересно то, что у нас принято называть театром. Избитая истина - многообразие индивидуумов создает гарантию стабильности вида. Я за многообразие. Театр в нынешнем виде унифицирован, работает на толпу, на среднюю массу. Пусть живет и процветает наш театр им. Ц., но должны иметь право на жизнь и множество других трупп и театриков, часто работающих на очень узкую аудиторию, с очень разным интеллектуальным и культурным уровнем. Вы олратили внимание, как высокопарны и патетичны эти строки? Да, эти строки из утопического романа. Пока мы имеем то, что имеем.

И напоследок - еще одна байка. Для последнего швейцарского спектакля мой друг, человек с ясным умом и золотыми руками, Коля Панафегин изготовил электрический прибор. Сделал и забыл. Но в процессе авиаперевозки машинка сломалась. Что делать? В университете Фрибурга находим специалиста, который неделю пытается разобраться в сложном механизмеи наконец признается, что ничего сделать не может. Еще неделя уходит на переписку по электронной почте с Челябинском. Но электросхемы Коля уже не помнит, ведь делал " из головы", но тем не менее что-то восстановил по памяти и прислал чертеж. Устранив неисправность, швейцарский умелец долго восхищался хитроумной машиной. Правда, при этом вскрылся один секрет: работать с этим прибором в непосредственном контакте очень опасно. Этот секретик я знал. Но так как во время спектакля с прибором работал лишь я, то своим товарищам по сцене я ничего не объяснял. Эта история их очень удивила. Но для меня театр - это всегда риск. И не только для меня. И не только в наше время. Такова природа этого дела.

Оторваться от земли всегда рискованно.

Виктор Плотников Виктор Плотников ( Виктор По),
с 1992 года - руководитель собственного проекта, Магического театра " Белый Козел".
1993 г. - театр представляет Россию на фестивале Лиги Кукольников Америки в Сан-Франциско.
1994 г. - 1-й фестиваль экспериментальных театров в Бадене ( Швейцария), фестиваль кукол во Фрибурге ( Швейцария)
1994-1995 гг. - гастрольная поездка Швейцария - Франция
1996-1997 гг. - гастрольная поездка проекта " Крылья" ( совместно со швейцарской труппой Le Guignol a Roulettes) Швейцария-Германия.

Виктор Плотников

-------------------|ТИП - ТОП|-------------------

Russian LinkExchange Advertising Network
Russian LinkExchange Member