Оглавление
5 января 2001 года

Был ли Емельян Пугачев язычником?


Вопрос интересный - так ответит, возможно, кто-нибудь из современных писателей-юмористов. Но историк-краевед поступит по-другому: будет на основе архивных материалов искать аргументы для ответа "да" или "нет". Именно по такому пути поиска исторической истины пошли участники восьмой региональной научно-практической конференции "Христианство на Урале", организованной городским центром историко-культурного наследия Челябинска. Общение челябинских краеведов и их гостей из Ижевска, Екатеринбурга, Миасса, Шадринска, Магнитогорска было неформальным. Обсуждение вынесенного в заголовок вопроса о том, кем был Емельян Пугачев и могло ли крестьянское восстание быть антихристианским по своей религиозной направленности, вызвало различные суждения как сторонников, так и противников. Позиция сторонников признания Пугачева язычником, по-моему, была менее аргументированной, чем позиция их оппонентов.

Тематика сообщений не ограничивалась только состоянием христианства на Урале во второй половине XVIII века, а в большей степени была связана с двумя последующими столетиями, в том числе и драматическими периодами предреволюционного и послереволюционного развития православия, других христианских конфессий. Маленькой сенсацией стало заявление историка Бабкина из Миасса о том, что февральской революции 1917 года в определенной степени способствовала антимонархическая позиция части духовенства, в том числе и Уральского региона.

С интересом было встречено сообщение о деятельности протестантских конфессий в Магнитогорске во второй половине 20-го века. Был на конференции и краеведческий дебют, когда о роли православной традиции в казачьих семьях рассказала студентка третьего курса исторического факультета ЧелГУ. Уместным стало и выступление настоятеля Свято-Троицкого храма отца Игоря.

Михаил СЛЯДНЕВ, религиовед

Поиск В начало
Технология и дизайн © 2000 ЗАО "ИНТЕРСВЯЗЬ"
Размещено на сервере www.chelpress.ru