Оглавление
6 августа 2002 года

Экс-кандидат против избиркома

С повторных выборов в городскую Думу Челябинска прошло уже почти полгода. Казалось, в выборных делах наступит затишье. Кандидаты, одержавшие победу, заняли свои законные места в депутатском корпусе. Но, похоже, рано ставить точку в этой кампании, которая оказалась самой громкой из последних выборов в органы местного самоуправления. 12 августа в суде Советского района Челябинска продолжится слушание дела по иску к городской избирательной комиссии. В нем бывший кандидат в депутаты, руководитель центра социальной защиты ЧЭМК Евгения Глухова требует отменить результаты выборов по Калининскому избирательному округу N 2, где она баллотировалась. Именно в этом округе развернулась самая острая борьба за депутатский мандат. Напомним: на позапрошлых выборах Евгения Глухова набрала 65 процентов голосов и вошла в тройку лидеров за всю историю муниципальных выборов с 96-го года (пройти в Думу ей помешала недостаточная явка избирателей). На повторных выборах она проиграла своему сопернику всего 145 голосов. Борьба шла буквально за каждого избирателя.

Евгения Глухова обращалась в суд еще в ходе избирательной кампании. Но ответчик (а им тогда выступал другой кандидат, Владимир Алексеев) на заседание не явился. Позже прошло еще несколько слушаний, менялась и форма искового заявления. Ответчик теперь - горизбирком. И вот назначена новая дата. Обе стороны, судя по всему, подошли к ней во всеоружии.

Евгения Глухова: "Я надеялась на честные выборы"

- Евгения Владимировна, какие, на ваш взгляд, нарушения стали основанием для заявления?

- Их достаточно много. Это занижение тиража печатного агитационного материала кандидата Алексеева, упоминание в его агитационной листовке имени полномочного представителя президента Латышева, некоторые жалобы от избирателей, которые не рассматривались горизбиркомом коллегиально, и многие другие нарушения, в том числе и в день голосования. Мне кажется, что избирательная комиссия должна была действовать более эффективно.

- Разве этого в ходе выборов не было?

- Не всегда. Когда против меня в округе были распространены клеветнические листовки, горизбирком не отреагировал на это достаточно жестко.

- Но ведь по этому поводу была пресс-конференция с участием прокурора города Сергея Давыдова.

- Да, но журналист не обязан объяснять всем избирателям, что эти листовки - клевета. Это должен был сделать горизбирком. Например, разослать всем избирателям адресное сообщение. По моим сведениям, избирательная комиссия Челябинска в своем отчете показала очень большую экономию средств на эти выборы. Так что найти три тысячи на рассылку было возможно.

- Кстати, а что именно было в листовке? Как она отразилась на вашей избирательной кампании?

- Это было что-то вроде ответа на запрос избирательной комиссии из налоговой инспекции, где сообщалось о моих якобы непомерных доходах, квартире, купленной на средства центра соцзащиты, уклонениях от уплаты налогов. И в конце приписка с оскорблениями. Но самое ужасное, что каждая листовка была разослана с указанием фамилии адресата, на письме стояли штампы, печати, подписи. Не каждый пенсионер знает, как легко с помощью ксерокса изготовить такую подделку. А ведь большая часть избирателей - это люди старшего поколения.

- У вас есть догадки, кто распространил эту листовку?

- Мы с большой долей уверенности можем сказать, кто это сделал. Но в интересах следствия я не могу назвать фамилию.

- И все-таки у меня сложилось впечатление, что административный ресурс был на вашей стороне. Даже мэр Вячеслав Тарасов после оглашения результатов голосования посетовал, что не удалось провести в Думу женщину-кандидата. Я уж не говорю о том, что в городе и области работают депутаты с ЧЭМК - Виктор Чернобровин, Владимир Смирнов. Они-то наверняка поддерживали вас.

- Я бы не сказала, что административный ресурс был на моей стороне. Может быть, была психологическая поддержка. Но у меня сложилось впечатление, что в органах власти не очень любят борцов, которые стремятся разобраться в мелочах, лезут в глубину вопроса. Что касается моей принадлежности к какой-то группе, то я считаю, что представляю интересы людей, а не команды. Вы понимаете, мне обидно за избирателей. Они вправе рассчитывать на честные выборы. А некоторые из них так и не реализовали своего права проголосовать на дому, не дождавшись представителей участковой комиссии с урной для голосования. Я тоже надеялась на честные выборы и профессионализм городской избирательной комиссии, которая в ходе выборов многие нарушения обязана была пресечь.

- Какие у вас прогнозы в отношении судебного разбирательства?

- У меня нет полной уверенности, что суд беспристрастно подойдет к делу и момент истины наступит. Я подала в суд не на своего конкурента по округу Владимира Алексеева, а на избирательную систему, на безразличие и бездействие определенных групп. Я еще раз хочу обратиться к избирателям своего округа: если кто-то из вас столкнулся с нарушениями, например, в день выборов не смог проголосовать на дому, сообщите об этом. Я думаю, если сравнить списки избирателей, реестр голосовавших на дому и количество заявлений от избирателей с просьбой проголосовать дома, то какие-то выводы будут сделаны.


Михаил Калинин: "Оснований для отмены результатов нет"

Председатель городской избирательной комиссии Михаил Калинин также прокомментировал это судебное разбирательство:

- Я оцениваю его как бесперспективное: слишком много эмоций и мало доказательств. Конкуренты Евгении Глуховой действовали в соответствии с законом, хотя иногда, прямо скажем, на грани дозволенного, но грамотно. Многие методы предвыборной борьбы нам непривычны. Это не значит, что их применять вообще нельзя. Чаще всего оказывается, что либо в законе нет соответствующей статьи, либо сам закон несовершенен. Так что я не вижу оснований для отмены результатов выборов по Калининскому избирательному округу N 2.

- Вы знакомы с жалобами, которые изложила Евгения Глухова?

- Конечно, с ее требованиями я знаком. Кстати, в ходе разбирательств основания для заявления менялись. Многие факты, на которые она обращает внимание суда, на мой взгляд, не вводили в заблуждение избирателей. Кроме того, Евгения Владимировна говорит о нарушениях на участках, но ведь на каждом участке от нее присутствовали наблюдатели. В день голосования никаких сигналов о нарушениях от них к нам в горизбирком не поступило.

- А клеветническая листовка, появившаяся в ходе избирательной кампании?

- Когда появилась эта листовка, по своей инициативе городская избирательная комиссия собрала пресс-конференцию, в которой участвовали прокурор города Давыдов, секретарь городской Думы Смирнов. Я выступил на телевидении и публично заявил избирателям, что такие методы недопустимы. Мы должны были обратиться в правоохранительные органы, и мы это сделали. Свою миссию избирком здесь выполнил, остальное - работа прокуратуры и милиции.

- Вы какие-то выводы из этого судебного разбирательства сделали?

- Конечно. Но нас настораживают не концерты кандидатов или агитационные материалы, в которых Евгения Глухова увидела нарушения, а такой факт: мы не готовы к широкому использованию голосования на дому. После каждых выборов мы направляем свои предложения по совершенствованию законов. Так было и в этот раз. И хочу сказать, что в новой редакции закона некоторые моменты уже изменены. Например, теперь есть статья о том, что избирком может принять или не принять заявление о голосовании на дому. Другое дело, что ЦИК еще должен разъяснить основания для отказа.


Как стало известно газете "Уральский курьер", прокуратура рассматривала вопрос о прекращении уголовного дела по факту распространения клеветнических листовок в адрес кандидата в депутаты городской Думы Евгении Глуховой. Мотивировка этого нам неизвестна. Вчера заместитель прокурора Калининского района Игорь Морозов сообщил "Уральскому курьеру", что постановление о прекращении этого дела отменено, дело снова направлено на расследование.


Чем бы ни закончилось судебное разбирательство по заявлению Евгении Глуховой, его последствия обязательно скажутся на следующих выборах. Во-первых, Евгения Владимировна отступать от своих требований не намерена и при необходимости пойдет в вышестоящие судебные инстанции. Во-вторых, уже совершенно очевидно, что муниципальные выборы перестали быть тихими и спокойными, престиж и преимущества депутатского мандата растут. И, наконец, эти выборы, безусловно, стали экспериментальной площадкой для обкатки многих методов предвыборной борьбы. Эти приемы найдут отражение в будущих выборах. Вот только смогут ли избиратели разобраться в запутанных ходах иных претендентов на депутатское кресло?

Дарья ЛУКАШЕВСКАЯ

Поиск В начало