Оглавление
6 августа 2002 года

Легко ли написать книгу, или Что делать начинающим графоманам?

В этот час гений садится писать стихи.

В этот час сто талантов садятся писать стихи.

В этот час тыща профессионалов садится писать стихи.

В этот час сто тыщ графоманов садятся писать стихи.

В этот час миллион одиноких девиц садятся писать стихи.

В этот час десять миллионов влюбленных юнцов садятся писать стихи.

В результате этого грандиозного мероприятия рождается одно стихотворение.

Или гений, зачеркнув написанное,

Отправляется в гости.

Давид Самойлов

- По статистике, каждый седьмой человек на планете пишет стихи, - говорит Владлен Феркель.

Инженер по образованию, он имеет опыт актера, журналиста, редактора газеты, преподавателя кафедры журналистики Южно-Уральского госуниверситета, а также издателя. Он издал более 150 книг различных авторов, среди которых такие книжки, как "Сборник трудов кафедры прокатки", "Развитие интеллектуальных способностей курсантов" (она используется в военных вузах по сей день), а сам написал перевод на современный русский язык радищевского "Путешествия из Петербурга в Москву", поэму про театр-студию "Манекен"...

Последней из собственных книг стал "Словарь поэтических образов от Абажура до Яшмы". При его создании Владлен Борисович перечитал около восьмисот поэтов XX века. И, по его словам, самым образным поэтом оказался Давид Самойлов, много образов и у Маяковского, Евтушенко.

А закончив этот сборник, Феркель перешел к другой систематизации. Сейчас он готовит "Биографический словарь персонажей романа Шишкова "Емельян Пугачев".

- Все помнят, что у Толстого в "Войне и мире" около полутора тысяч персонажей. Мы же помним не больше десяти из них, - говорит Владлен Борисович. - Роман Шишкова по масштабности сопоставим с толстовским. Это самое крупное произведение на тему пугачевского восстания в русской литературе. Я насчитал в нем 1486 личных имен, которые упоминаются в тексте. И за каждым из них целая история. А иногда она даже с точностью до наоборот сейчас воспринимается. Вот "архаровцами" сегодня называют хулиганов или бандитов каких-нибудь. Оказывается, генерал-полицмейстер Архаров держал всю Москву в кулаке, полицейские его ведомства были олицетворением порядка и справедливости. Или еще одна история, обнаруженная во время чтения романа Шишкина, про поручика Хрущева. Поручик Хрущев как-то пьянствовал с друзьями и выразил неуважение к Екатерине. Утром его арестовали и со всей компанией отправили на Камчатку - замаливать грехи. Но, видимо, в пути они так и не протрезвели и, прибыв на место, захватили голеот "Святой Петр" и с Камчатки уплыли во Францию. Там Хрущев устроился на военную службу и через четыре года написал государыне-матушке покаянное письмо. Та его простила, разрешила вернуться на родину, запретив все-таки жить в столицах. Я считаю, что литературу XVIII века и о XVIII веке надо реабилитировать. Ведь ее же сейчас никто, кроме бедных филологов, не читает! Действительно, очень трудно взять в руки того же Радищева, где ничего непонятно просто из-за языка, на котором произведение написано. Поэтому я и "переложил" его на язык наших современников. И вообще, мне самому больше нравятся книжки с комментариями. Так лучше можно понять замысел автора.

- Так и сам автором станешь...

- На самом деле это не так сложно, как кажется. Почему сейчас начался настоящий издательский бум? Просто сняли все ограничения, бывшие ранее. Теперь может издаваться любой, у кого есть деньги. Не обязательно большие. Можно издать книгу и за 15 тысяч рублей, и дешевле. Одна моя знакомая поэтесса решила собрать все свои стихи, издать сборник, чтобы просто знакомым раздать. На память. Или бывший редактор Южно-Уральского книжного издательства Александр Золотов, отец которого написал книгу и завещал сделать то же самое сыну. И вот он написал свою и издал книгу отца. Все это небольшим тиражом, только чтобы друзьям подарить. А она так быстро разошлась, что он потом еще допечатывал. Там просто описана история жизни его семьи. А ведь это уже и документ эпохи! Почему мы, например, очень мало знаем, как люди в 40-е годы жили? Просто тогда все боялись записывать что-либо: могли ведь донести и даже расстрелять. Сейчас же, когда компьютеры, не говоря уже о печатных машинках, стали доступны почти всем, да и полиграфическая база улучшилась, писателей стало гораздо больше. Многие, кстати, не верят, что и в Челябинске можно хорошо издать. Увидев мою последнюю книгу в твердом переплете, все спрашивают, в Москве или Финляндии я ее печатал.

- Что же вы посоветуете тем, кто мечтает о своей книге?

- Прежде всего сесть и подумать: о чем я хочу написать, что сказать людям? И начать писать. Если же у вас появится желание поделиться своими мыслями с другими, то нужно подумать о том, как книгу издать. К сожалению, у нас многие плохо пишут потому, что ничего не читают или же не разбираются в том, о чем пишут. Редкие люди могут научиться хорошо писать сами. Поэтому полезно посещать литературные мастерские, какие-то клубы писателей, которые в городе существуют. Полезно это еще и потому, что в России признание писателя до сих пор идет через Москву. И книга ваша может стать коммерческим проектом лишь при этом условии, и эмиссары из московских издательств регулярно выезжают в регионы в поисках новых талантов. Конечно, в первую очередь эти люди обращаются в различные литературные объединения.

Или другой пример, как стал известен наш Андрей Ильичев - автор "Энциклопедии выживания" и многих детективов - сейчас он в десятке самых читаемых авторов в нашей стране. Агент Андрея около двух лет обивала пороги различных издательств и у нас, и в Москве. И лишь когда "Энциклопедия выживания" вышла в столице, ею заинтересовались и в Челябинске. Затем он стал писать детективы в серии "Черная кошка", подписал договор на серию книг и сейчас регулярно пишет для столичного издательства. В регионах несколько раз пытались выйти на всероссийский уровень: это и молдавские, и рижские, и ростовские издатели, но все они мало преуспели в этом. Или же специализируются на научно-популярной литературе, а наибольшей популярностью у населения все-таки боевики пользуются. Кроме того, есть и различные веяния моды. Сейчас вот женские детективы все читают, хотя их и мужчины под женским псевдонимом писать могут, так легче пробиться к читателю.

- Значит, можно написать детектив под женской фамилией и жить в славе и богатстве...

- Это тоже не так просто, как кажется. Если вы взялись за жанр боевика или детектива, то должны досконально изучить очень многое, например, оружие, которым герои будут пользоваться, как сюжет разработать или героев изобразить так, чтобы они казались живыми, а не вымышленными. И хотя это трудно, но вполне возможно. А вот прожить на средства от писательского труда не так-то просто. В среднем раскрученному писателю книга приносит 300-500 долларов. По условиям контракта пишет он ее раз в квартал, получается сто долларов в месяц - не густо. В России никогда писатели за счет своего труда не жили: в XVIII-XIX веках они все помещиками были, а в XX веке их государство поддерживало. Тот же Стивен Кинг, один из немногих писателей в Америке, кто живет на гонорары, свою первую книгу готовил десять лет. Потом он издал ее, получил хорошие деньги, но после того как расплатился с издателем и своим литературным агентом, имел на руках всего десять долларов. Хорошо, что он тогда не сдался и продолжил писать. Может быть, и вас ждет такая же судьба?

Людмила БАТАЛОВА

Поиск В начало