Оглавление
6 августа 2002 года

Нищенство среди царей

- Вы знаете, Романовы для меня стали уже частью жизни, - говорит мне челябинский историк Игорь Георгиевич Непеин. - Я занимаюсь ими больше 30 лет. Хотя, пожалуй, все началось гораздо раньше. Еще в детстве я все время недоумевал, почему был расстрелян ребенок. Тогда это был мой ровесник, позже я перерос его, но ответить на этот вопрос так и не смог.

Игорь Непеин с 15 лет стал работать в городском музее Каменск-Уральского. Уже тогда он начал собирать материал и писать статьи. Сейчас у историка множество публикаций в различных журналах, изданы книги "Палачи и жертвы", "Русские ордена в биографиях кавалеров", "Перед расстрелом. Последние письма царской семьи". Недавно он был награжден медалью Петра Первого (на снимке). Эта награда, учрежденная Международной академией наук о природе и обществе, - признание деятельности челябинского историка в возрождении российской науки.

Помимо исследований и работы в архивах Игорь Георгиевич всю жизнь занимался созданием библиотеки. Сейчас в ней более 2,5 тысячи книг по российской истории. Причем многие издания уникальны и представляют огромный интерес для ученых. Есть там и изданные недавно "Записки Юсупова", "Последние дневники императрицы Александры Федоровны Романовой", "Дневники императора Николая II". Именно поэтому Непеин и решил выставить свою библиотеку на продажу. Игорь Георгиевич хочет, чтобы ее выкупила администрация области, города или какого-либо вуза для того, чтобы пользоваться собранными исследованиями могли все желающие.

Пока покупателей не нашлось. И Игорь Непеин продолжает тратить свои небольшие средства, получаемые от публикаций и изданий книг, на покупку новых фолиантов. Периодически ему помогают материально управление социальной защиты, фонд культуры. Однако к получению регулярного заработка или стипендии это приравнять нельзя.

Этот уникальный человек разбирается в истории как никто другой. Он знает всех исторических деятелей по имени-отчеству, ненавидит Пушкина и безгранично любит Чехова, считает Гитлера мелким подражателем времен Сталина и Ленина и делает массу других парадоксальных выводов, приводя вполне аргументированные доводы. Есть у Игоря Георгиевича и своя теория происхождения современного терроризма, который пришел к нам вовсе не из стран Востока.

- Террор начался после того, как была оправдана Вера Засулич, - считает историк. - Беда была вовсе не в том, что она стреляла в градоначальника, а в том, что присяжные вынесли оправдательный приговор и сделали из нее героиню. Тем самым они просто санкционировали идейное убийство и массовый террор.

Там, где дело касается исторических вех, Непеин непревзойден. Чего нельзя сказать о том, как он решает собственные бытовые проблемы. Челябинский историк с трудом сводит концы с концами и, посмотрев на портреты царской семьи и их дворцы, отправляется обедать в столовую для неимущих. И этот путь он тоже выбрал сам...

Мила ТАЛОВА

Поиск В начало