Оглавление
6 августа 2002 года

Средство от СПИДа - жить по любви

На 1 июля в Челябинской области официально зарегистрировано 10 717 ВИЧ-инфицированных, 5 674 - в областном центре. 248 беременных на данный момент являются носителями вируса. В 240 тысяч рублей в год обходится только противовирусная терапия одного больного. Уже 40 южноуральцев нуждаются в комплексном лечении... Это цифры из официальной справки, подготовленной главным инфекционистом и главным специалистом по ВИЧ-инфекции областного управления здравоохранения Александром Выгузовым. Сегодня он наш собеседник.

- Александр Петрович, что произошло? Ведь еще два года назад все было вроде бы не так ужасно. По крайней мере, цифры так не зашкаливали. Мы падаем в пропасть?

- Мы еще не поняли, какую на самом деле угрозу таят в себе наркомания и так называемая свободная любовь. Мы еще большие враги сами себе. Ни в одной цивилизованной стране мира одномоментно не возникало такого количества зараженных. ВИЧ-инфекция распространяется и у них, но не в такой прогрессии. Хотя на Западе эта беда началась на пять-семь лет раньше, чем у нас, там справляются. В Германии, Франции, Италии, Америке прирост составляет 10-15 процентов в год, но не 200 процентов за один год, как у нас!

- Мы, как всегда, "пошли своим путем" и довели ситуацию до критической точки?

- Мы не любим себя: у нас не хватает денег на настоящую борьбу с наркоманией, а это, по сути, и есть профилактика СПИДа. Мы сквозь пальцы смотрим на сексуальные вольности молодежи: практически все зараженные - люди молодого возраста, то есть очень активные в сексуальном плане. В Челябинске пышным цветом расцвела сеть коммерческих сексуальных услуг, даже тратиться на объявления дельцам этого бизнеса не надо - примут бесплатно и напечатают в лучшем виде... ВИЧ называют болезнью поведения, это так на самом деле. Но российские девчонки и мальчишки не понимают, почему надо отложить начало сексуальной жизни, почему лучше оставаться девственником до начала каких-то серьезных, основанных на взаимной любви отношений. Им еще не страшно.

- Почему - не страшно? У нас разве нет правдивой информации о ситуации?

- Есть, но она как-то не доходит до молодежи. Мир как бы раскололся надвое. Одна половина - светлая, где есть работа, семья, учеба, какие-то цели и устремления, где все более-менее понятно и стабильно. Другая - это мир зазеркалья, где, кроме как развлечься, целей практически нет. А ведь сегодня, сейчас надо бежать от сомнительных развлечений и увлечений сломя голову! Надо понять, что от этого умирают! Если ты еще не успел заразиться по причине беспорядочного секса или введения наркотиков, надо срочно себя и свою жизнь менять. Вплоть до того, чтобы стать повторно девственником, как это ни покажется кому-то смешным и несовременным. И ждать принца или принцессу. Ждать то настоящее, где есть только два человека, которые любят и берегут друг друга. Только это нас сейчас может спасти.

- В своей справке вы прогнозируете рост больных СПИДом в области каждый последующий год в геометрической прогрессии. То есть если сейчас их в области 40, то в следующем году будет 80, затем 160 и так далее. Это значит, в такой же последовательности будут расти затраты на их лечение. Но ведь это огромные суммы? Где их брать?

- Да, сегодня лечение ВИЧ-инфекции существует. Есть достаточно эффективные препараты. Самое действенное лечение - это тройная терапия - тремя препаратами, которые направлены на разные стороны жизнедеятельности вируса. Они как бы берут его с трех сторон и обезвреживают, он перестает в клетке размножаться. Такая терапия может вернуть человека из стадии СПИДа в разнообразных его проявлениях к вполне приемлемому качеству жизни. К самостоятельному обслуживанию себя и даже к трудоспособности. У нас в стране выпускают азидотимидин, так называемый AZT. В мире существует около десяти его аналогов, у нас - два: тимазит и фосфазит. Но для тройной терапии может быть использован только один из них, так как друг с другом они не применимы. А два других закупаются за рубежом, это полторы-две тысячи долларов в месяц на одного человека. Потому так высока стоимость лечения.

- Сегодня - на 40, в следующем году - на 80 человек...

- Больных будет намного больше. На конец года уже 247 человек в области имели начало развития СПИДа. Из них 100 были больны туберкулезом. Какая-то часть - герпесом, это опоясывающий лишай, кто-то - пневмоцистной пневмонией, которая у неинфицированного человека вообще не развивается, другими тяжелыми вирусными инфекциями. Все они, конечно, требуют тройной терапии. А финансирования в области фактически нет. Финансируемая программа есть в Челябинске. В некоторых других городах области программы есть, но в них не предусмотрено финансирование лечения. Областная же программа до сих пор не утверждена.

- Нет денег?

- Все как бы ссылаются на то, что существует федеральная программа, ведь по российскому законодательству лечение ВИЧ-инфицированных у нас должно быть бесплатным. В рамках федеральной программы мы и получаем те самые два отечественных азидотимидина. А все остальное, что так же неотложно и так же необходимо, государство нам не предоставляет, переложив эту заботу на местные бюджеты. А им на кого перекладывать?

- И как же лечить?

- Не знаю. Вот на днях к нам поступила тяжелейшая больная из Юрюзани. У нее проблемы с кровью, поражены печень, селезенка, легкие, нервная система... Молодая женщина - 27 лет, заразилась через внутривенное употребление наркотиков. Болезнь развивается стремительно, обязательно требуется комплексное лечение. И вот мы думаем: а как ее лечить? Собственных средств у нее нет, а на больных из области в городской центр по СПИДу, где мы с вами сейчас находимся, денег не поступает. Потому что программа, которую мы разработали на 2002-2004 годы, главным управлением здравоохранения не представлена в Законодательное собрание и правительство области на утверждение. Обещают, что она в этом году будет-таки принята, но вряд ли финансирование откроется скоро и в полном объеме.

- Так что же ваша больная? Останется без лечения только потому, что она не жительница Челябинска?

- К сожалению, вот в таком неравном положении оказались наши больные. Конечно, лечение одним препаратом, который нам предоставляет Минздрав по федеральной программе, мы ей назначим, но это может оказаться неэффективным. Поэтому дать какой-либо прогноз при такой тяжести состояния я даже не могу. Нам прежде очень хорошо помогала клиника медакадемии, на территории и в структуре которой мы находимся, но ее возможности тоже небезграничны.

- Значит, помогай вашей больной Бог. А может, это и есть его наказание... Александр Петрович, вы говорили о том, что вероятно получение ВИЧ-инфекции и бытовым путем. Как именно это может случиться?

- Этот вопрос, конечно, тревожит, и не все, может быть, со мной согласны, в частности, эпидемиологи. В быту в обычном понимании этого слова заразиться практически невозможно. У нас и у наших коллег в России есть примеры, когда бабушка ухаживала за родившимся с ВИЧ-инфекцией ребенком и не заразилась, известны другие ситуации. Но это обычный бытовой контакт, когда достаточно соблюдать элементарные гигиенические навыки. Но предупредить контакт с кровью в быту невероятно сложно. Подумайте, сегодня у нас в области более десяти тысяч семей, где живут ВИЧ-инфицированные. Это официальные цифры, а фактически их еще больше. Ведь есть масса невыявленных носителей вируса. И вот представьте, папа и сын бреются одной бритвой. Мама и дочь пользуются одними маникюрными принадлежностями, используется одна жесткая мочалка, которой можно поранить кожу, и так далее. Вне дома есть опасность в парикмахерских и прочих салонах. Хотя с вирусом в среде бороться довольно просто - достаточно термической обработки. А вот когда на улице наркоманы напали на молодого человека и в драке произошел контакт с кровью - абсолютно здоровый человек может заразиться, просто соприкоснувшись с зараженной кровью. А крови в быту много. Опасность есть и при нанесении татуировки, и при таком модном нынче среди молодежи пирсинге. Уже есть десятки случаев, когда родители приводят на ВИЧ-обследование ребенка только потому, что он укололся использованным шприцем, выброшенным наркоманом на улице, на лестничной площадке, и эти опасения имеют под собой почву. А быт тюремный, где тоже есть ВИЧ-инфицированные, и немало - в области их две с лишним тысячи...

- Есть ли уже случаи заражения медиков?

- Есть, но они заразились обычным, половым, а не профессиональным путем. Однако будут, к большому сожалению, заражения врачей и на рабочих местах. И спасти от этого может только очень хорошая профилактика. Как, собственно, и каждого из нас.

Наталья ЛАДУШИНА

Рецепт от доктора Александра Выгузова:

- Как защитить себя от ВИЧ-инфекции? Легко. Даже человеку, употребляющему наркотики: использовать только одноразовый шприц и иглу, не брать общую посуду для разведения наркотика и никогда не пользоваться готовым, кем-то приготовленным раствором. При половом контакте все тоже очень просто. Если в контакт вступают два здоровых человека и третьего в дальнейшем нет, то они никогда ничем таким не заразятся. Ну и, наконец, есть еще презерватив, есть и препараты, которые может независимо от мужчины использовать женщина. Это фарматекс, разные виды его продают в аптеках. Дорого, но достаточно надежно. А то и другое одновременно, используемое партнерами, - это стопроцентная гарантия. Но лучше всего, конечно, жить по любви.

Поиск В начало