Оглавление
20 июня 2001 года

Случай в поезде

Случайный попутчик, назвавшийся Алексеем, рассказал мне одну историю. И хотя прошло уже несколько лет, она не выходит из головы.

Как-то Алексей ехал в поезде дальнего следования. Его соседями по купе были Лена и Антон - брат и сестра. Лена была студенткой-медиком, а Антон - школьником-старшеклассником.

Втайне от сестры он бегал в тамбур курить. Из-за неумелых затяжек курение всякий раз заканчивалось у него надрывным кашлем, дым ел глаза, кружилась голова. Лена выводила его из тамбура, отнимала сигареты: она знала, как вредны они для брата, с детства болевшего сахарным диабетом.

В целом же старшая сестра с заботой и даже нежностью относилась к брату: следила, чтобы он вовремя ел, соблюдал при этом диету, хорошо спал, берегся от простуды - в вагоне была нестерпимая духота. В некоторых купе пооткрывали форточки, был сквозняк. Антон имел привычку во сне сбрасывать с себя одеяло, что было небезопасно для его здоровья. Лена укрывала его, приговаривая: "Горе ты мое!"

Пока Антон спал, Алексей и Лена вели разговоры - она оказалась умной, приятной собеседницей. Лена рассказала ему, что в детстве была замкнутым ребенком, сторонилась своих сверстников. В результате в школе ей часто приходилось терпеть обиды и несправедливость. В семье все души не чаяли в Антоне, который рос слабым и болезненным. Поэтому Лене доставалось и дома. Все это закалило ее характер, она стала волевой и решительной.

Еще говорили о медицине, книгах, современной музыке, спорте, астрологии. Выяснилось, что Лена прекрасно рисует.

Иногда в их разговор вклинивался проснувшийся Антон. Его короткие реплики и замечания свидетельствовали о начитанности, остроумии.

Так прошли первые сутки пути.

Вечером от жары у пожилой женщины в соседнем купе стало плохо с сердцем. Ее попутчики забегали в отчаянии по вагону в поисках врача.

Лена, ни слова не говоря, взяла лекарства, вынула из набора стерильный шприц и направилась к больной. Сделала ей укол. Через некоторое время старушка ожила. Она была глуховатой, поэтому громко, на весь вагон благодарила Лену "за спасение": "Бог тебя наградит, дочка, за твою доброту".

Пассажиры тоже благодарили Лену за ее решительность и отзывчивость. "Это мой долг", - смущенно говорила она.

Жара и усталость взяли свое. К ночи весь вагон заснул. В том числе и купе, где ехали Алексей и Лена с Антоном.

Ночью они проснулись от громкого, настойчивого стука: "Откройте! Проверка документов". Пришлось открыть. На пороге стояли два милиционера: "Предъявите ваши паспорта!" Алексей подал свой. Милиционер долго изучал все записи, сличал фотографию с "натурой", наконец отдал его обратно. Настала очередь Лены. Она протянула паспорт свой и Антона.

Милиционер почему-то долго и с пристрастием изучал документы Антона, глядел на него самого с явной подозрительностью. И вдруг приказным тоном потребовал от Лены: "Предъявите вещи на досмотр!"

Между тем никакой границы здесь не было. Лена выразила недоумение этим требованием милиционера, но была вынуждена его выполнить.

Милиционер заставил Лену открыть чемодан. Среди вещей обнаружилась коробочка со стерильными шприцами, которые предназначались для инсулиновых уколов диабетику Антону. "А это что такое? Вы что, оба наркоманы? Где наркотики? Откуда, куда и кому их везете? Сами будете их сбывать или через посредников?"

- Я медик, - пыталась оправдываться Лена. - Едем с братом на отдых. Брат с детства болен сахарным диабетом. Ему постоянно - по предписанию врача - нужно делать уколы.

Однако никакие доводы стражей порядка не убедили. К тому же среди вещей они увидели набор ампул с инсулином.

- Ага, вот они, наркотики! - торжествующе воскликнул один из них. - Теперь уж не отвертитесь, - он уже представлял, с какой радостью будет докладывать начальству о пойманных им наркоманах.

- Это же инсулин, противодиабетическое лекарство для брата. Без него он может погибнуть.

- Со всем этим нужно еще разобраться, - внушительно произнес милиционер. Я должен конфисковать у вас ампулы, ссадить обоих с поезда и препроводить в отделение милиции на ближайшей же станции. Там разберутся.

Алексей было подал голос в защиту Лены с Антоном. Но один из них тут же оборвал его: "А ты там сиди и помалкивай, а то загремишь вместе с ними..." Алексей ответить ему не решился.

Разговор проходил в общем коридоре. Многие пассажиры вышли из своих купе и с любопытством наблюдали за происходящим. И никто не произнес ни одного слова в защиту Лены и Антона. И даже спасенная Леной старушка помалкивала.

Все видели, как их вывели из купе, а на первой же большой станции сняли с поезда и повели в станционное отделение милиции.

И тут вдруг среди пассажиров разгорелся спор. "Ребята ни в чем не виноваты. Надо было убедить в этом милиционеров", - говорили одни. "Нельзя было позволять им ссаживать Лену с Антоном с поезда!" - возмущались другие. "Ну да, сопротивление милиции как представителям власти карается по закону", - возражали третьи. "Еще Чернышевский говорил, что мы нация рабов", - проговорил молодой бородатый мужчина.

На следующее утро даже никто и не вспомнил о ночном инциденте. Каждый был занят своим делом. Приятные же впечатления Алексея от дороги были омрачены и безнадежно испорчены.

Через некоторое время по возвращении домой он получил от Лены письмо, в котором она сообщала о внезапной смерти Антона: их отпустили, но лекарство не вернули, а на станции его не оказалось. Антон погиб от развившейся диабетической комы, об опасности которой предупреждала Лена.

Александр ВАСИЛЕНКО

Поиск В начало
Технология и дизайн © 2000 ЗАО "ИНТЕРСВЯЗЬ"
Размещено на сервере www.chelpress.ru