Оглавление
23 января 2001 года

Гора ведьм, гора священная

В самом мощном горном узле челябинского Урала, венчаемом его "крышей" - хребтом Нуруш, при озере Зюраткуль высится хребет со "столичным" названием Москаль - явное созвучие с Москвой Белокаменной. И полное - с прозванием в прошлом украинцами русских москалями. Со столицей и хохляцким прозванием в этом горном имени ничего общего. Башкиры называют хребет Ме(я)скай-тау, это русские переиначили на удобно-понятный лад. По-башкирски это Гора ведьм. Значит, подобно русским ведьмам на Лысой горе башкирские правили здесь шабаш в Вальпургиеву ночь. Верный признак, что в далеком прошлом эта гора считалась священной!

В духовной истории человечества издревле так повелось. Как побарывает новая религия старую, так немедленно громит старых богов и святилища, святыни обращает в чертовщину. Такую вот злую шутку сотворило христианство с ведьмами. И на Руси, и на Западе, где их просто сжигали. Впрочем, гонения на ведьм-ведуний начались гораздо раньше - с зари патриархата. В матриархате ведьмы были самыми уважаемыми людьми. Само их звание напоминает о том. Ведьма - от слова "ведать", то есть знать. Хранительницами знаний, лечебных и вообще житейских были в те поры ведьмы. По мере утверждения патриархата и в духовной жизни первенство взяли мужики - жрецы. Думается, борьба их за первенство с ведьмами была кровавой. Победили, в закрепление победы облив их на веки вечные грязью. Со всякой нечистью, мол, знаются, пакости добрым людям творят. И стала ведьма бранным званием и словом.

Подобное происходило и у башкир по мере обращения их в ислам. Трудно и очень медленно шло это обращение, особенно среди горных башкир, что являлись прямыми потомками уральских угров, кровными братьями манси и ханты, которые так и остались язычниками, поклоняясь божкам-болванам, как называли их русские. Они вырезали их из дерева, крутили из тряпок и молились им в своих прокопченных чумах. Были у них помимо домашних и храмы - капища под открытым небом с болванами приличных размеров. Располагались капища в священных урочищах, чаще всего на высоких горах. Особо почитались каменные истуканы - останцы причудливых форм, особенно напоминающие человека. Таковых на Уральских горах великое множество. Наши древние земляки легко узнавали в них людей и зверей и считали, что когда-то они жили и были, да с преклонным возрастом окаменели.

На Северном Урале манси зовут такие каменные скульптуры неройками - "каменный старик", "хозяин". Они молились им и в нашем веке, даже в советское время, дополняя поставленными рядом деревянными идолами. Их украшали тряпками, "угощали" мясом и спиртным. За то просили удачной охоты, здоровья и благополучия. Если после моления все шло хорошо, снова благодарили угощением. Но если добра идолы не приносили - наказывали: лупили палками, колами, копьями. Особо провинившихся выбрасывали или сжигали, взамен вырубая новых идолов. Так было и на челябинском Урале - в древности, средневековье и даже в российские века.

Археолог А. Петри писал (1889 г.): "Башкиры вообще плохие магометане и весьма поверхностно исполняют обряды своей религии..." А вот свидетельство А.П. Флеровского из книги "От Саткинского завода до горы Иремели. Природа и люди Южного Урала" (1911):

"Близ первой сопки (Голая сопка на хребте Зюраткуль) стоит невиданный издали, расколотый надвое каменный массив, производящий впечатление двух сидящих рядом гигантов - мужчины и женщины, с высоко откинутой кзади повязкой на голове, слегка съеживающихся и как бы подавленных воспоминаниями о тех давних временах, когда башкиры, мещеряки и тептяри с благоговейным трепетом приближались к их священным особам и умилостивляли их разными приношениями и дарами".

Эти зюраткульские неройки носят простое, прозаичное название - Столбы. Это останцы высотой 30-50 метров, отдаленно напоминающие человеческие фигуры, но очень уж уродливые. Таких вот каменных истуканов немало и на соседних хребтах. У большинства именованных останцев "чертовские" названия: Чертов Зуб, Три Шайтана, Чертовы Пальцы (в трех местах)... Полагают, что Чертов Зуб и есть Столбы. К нему приписана легенда, будто бы возле Зуба стояла статуя - Баба, излучающая свет и сияние. Она будто бы предсказывала будущее, беды и благополучие, погоду и какой будет охота... Словом, прорицала на все случаи жизни. Слава Сияющей Бабы была столь велика, что к ней собирались будто бы раз в несколько лет шаманы со всего Урала и даже из Сибири, очевидно, манси и ханты.

Сохранились предания об особом почитании среди башкир еще в недавнем прошлом высочайшей в нашем краю горы Иремели, что неподалеку от Зюраткуля, на границе с Башкортостаном. Здесь у высокогорного озера хоронили самых знатных башкир чуть ли не со всего горного Южноуралья и даже с далеких зауральских равнин. Они считали Иремель своим Олимпом - местообитанием богов. Кстати, гору именовали Иырылы-тау - Заколдованная, Священная гора. На вершине находилось капище - храм под открытым небом. Пониже - стойбище шаманов, здесь ставили юрты и паломники. В века обращения башкир в мусульманство древнее капище было объявлено чертовским, а вот на кладбище продолжали хоронить самых знатных башкир, оно стало мусульманским.

О Зюраткульском горном узле столь подробных преданий среди башкир не сохранилось. Возможно, их затмила и стерла из народной памяти близость главной священной горы Иремели. Но надо думать, так было и здесь. Соседние башкирские племена свершали моления и хоронили самых почитаемых соплеменников. Ведь не случайно одна из версий названия Зюраткуль - Могильное озеро, то есть с кладбищем на берегах.

Назовем и другие места в нашем краю, чьи названия могут быть памятью об их священности и особом почитании нашими древними земляками. Озеро Аллаки, Кысыкуль, а также имеющие в названии "сар, сары" - "желтый", "священный". Реки Ай (не только Луна, но и Светлая, Священная) и Синташта (река Каменных Идолов). Горы Лешачья (Карагайский бор) и все Чертовы, Шайтановы, Шутоломные, как и урочища и скалы. Таких в нашем краю немало.

Александр УРЕНЬГИН

Поиск В начало
Технология и дизайн © 2000 ЗАО "ИНТЕРСВЯЗЬ"
Размещено на сервере www.chelpress.ru