Оглавление
24 марта 2001 года

Поехали! Приплыли...

Сорок лет назад русский парень Юрий Гагарин, как опытная повитуха, крикнул: "Поехали!" И весь мир понял: человек родился! Гомо космонавтикус! С этим словом мы выросли, повзрослели. Но вот вместо восклицательных знаков впору ставить многоточие. Пишу эти строки, когда гордость отечественной космонавтики - станцию "Мир" уже объяли холодные воды Тихого океана. Ветераны космоса и работники ЦУПа налили, выпили, не чокаясь, и налили по второй. Закончился золотой век советской космонавтики. Такое больше не повторится.

На этом мрачноватом фоне, на обломках советского космического чуда приплясывает и фиглярствует весь честной народ. Прилепиться пиявкой, насосаться эмоций, себя показать и других напугать, заработать на этом деле авторитет или хотя бы немного денежек. Фонд поддержки космических исследований "Миру - "Мир" предлагает провести общероссийскую минуту молчания, чтобы "все радиостанции и телеканалы замолчали", а "водители погудели клаксонами". И еще чтобы свинки замяукали, кошечки захрюкали, а люди прониклись гордостью за наши общие великие победы.

В американских обжорных рядах тоже нездоровый ажиотаж: общепитовская контора Taco Bell разместила в районе падения станции "Мир" специальную плавающую мишень размером 12x12 метров. Потирая руки, представители Taco Bell заявили, что если российская орбитальная станция попадет прямо в эту мишень, то они накормят чебуреками всех жителей США. На халяву! Нехитрый рекламный ход, на котором они сэкономят сотни квадратных метров рекламной площади и сотни часов рекламного времени в прессе и на ТВ.

Нагнали жути и ученые, поведавшие миру о бактериях-мутантах, которые с голодухи начали грызть на станции "Мир" изоляционную обмотку и стекло в иллюминаторах. Глупые журналисты охотно подхватили идею и разнесли по СМИ информацию о том, что ИНОГДА ОНИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ! Беспощадные, прожорливые и очень-очень заразные. Если раньше бешенством страдали только коровы, то теперь безумие обрушится на курочек, свиноматок, кобылиц, телок, овец и женщин репродуктивного возраста.

Бомжи и прочие деклассированные элементы мечтательно воздевают очи к небесам: "Эх, на нас бы упала эта дура... Там ведь одной нержавейки двадцать пять тонн! Сдали бы во "Вторчермет" и пировали бы потом целый месяц!"

Лишь скромный житель Тайваня Су Чун Мин отнесся к падению российской орбитальной станции "Мир" максимально серьезно, положив свою жизнь на алтарь российской космонавтики. Близкие утверждают, что каждое новое сообщение о подготовке нашей станции к затоплению приумножало скорбь Су Чун Мина. В конце концов тайванец пришел на могилу своего деда, помолился, облил себя бензином и вспыхнул живым факелом. И отлетела его душа торжественно и величаво, как космический корабль с площадки Байконкура.

...Упал орбитальный комплекс "Мир", из космоса улетучилась романтика, и присказка "таких не берут в космонавты", наверное, абсолютно ничего не говорит новым русским детям. Добро пожаловать в новое тысячелетие.

Пантелей РУЧКИН

Поиск В начало
Технология и дизайн © 2000 ЗАО "ИНТЕРСВЯЗЬ"
Размещено на сервере www.chelpress.ru